2011.08 - ОК!

Анжелика Варум. Она само очарование. Про милую, нежную, улыбчивую Анжелику никогда не говорили ничего обидного. Закулисье известного конкурса — самое лучшее место для сплетен. И только про Варум за десять лет «Новой волны» никто ни разу не отозвался двусмысленно.

Я не знаю, много это или мало — 10 лет, знаю только, что это очень быстро. Ведь это всем известный синдром артиста: ты все время как будто репетируешь свою жизнь, пытаясь стать лучше, утонченнее в профессии, интеллектуальнее. И вся жизнь превращается в генеральную репетицию, а потом выясняется, что это и была сама жизнь, причем жизнь, которую посмотрела по телевизору вся страна. Тебя любят, ненавидят или (что самое страшное) остаются равнодушными, именно посмотрев твою «большую» репетицию. И единственным твоим приобретением становится опыт, который, с одной стороны, бесценен, а с другой — совершенно бесполезен, потому что ты становишься предсказуемым. А в Большом Шоу главное - это спонтанность и способность удивлять, в этом и заключается ирония жизни.

Щепетильность по поводу того, как я выгляжу, не проходит с возрастом, а только усиливается. Ведь главное медийное шоу XXI века — это не музыка, а то, как ты выглядишь. Это и комично, и глупо, и смешно, и немножко грустно. Но это шоу! Говорят, Элизабет Херли как-то выбросила половину своего гардероба, когда увидела в светской хронике известного журнала свою неудачную фотографию — неудачную из-за выбора наряда. Мне кажется, что она совершила большую ошибку. Очень многое зависит от ракурса, многое зависит от освещения и даже от того, как к тебе относится фотограф и редактор светской хроники. У меня в номере отеля, в котором я живу в Юрмале, сейчас лежит роскошное, но очень откровенное платье, и я боюсь его надеть на выступление. Репортажные съемки — это всегда риск. Я дождусь случая, когда можно будет контролировать процесс. Я не люблю рисковать, хотя я человек азартный. В профессии я педант — человек скрупулезный, нудный и придирчивый.

Анжелика ВарумЧему я научилась за эти десять лет? Не могу сказать, что за это время я стала более циничной. Я остаюсь человеком ранимым, и иногда меня это очень утомляет. Тем не менее, избавиться от этого свойства я не могу. Конечно, опыт ворует эмоции — с опытом мы начинаем понимать, что и как будет, мы можем предвидеть и практически все предугадать. И от предсказуемости происходящего эмоций становится все меньше.

За эти десять лет я, что называется, научилась дышать. Когда приходит первая волна популярности — когда ты понимаешь, что ты нравишься, ты подсаживаешься на это как на наркотик. И потом всю жизнь тебе хочется вот этого чувства: ощущать, что ты нравишься. И от этого ты все больше и больше поднимаешься на цыпочки. Получается, что ты всю жизнь проводишь на цыпочках: чтобы хорошо выглядеть, чтобы не сказать и не сделать лишнего, чтобы никого не обидеть. Это самая большая проблема популярного человека — то, что он живет на цыпочках. От этого твое дыхание становится прерывистым, как у загнанного зверя в поисках добычи. Умение дышать полной грудью и не идти на компромиссы, когда это доставляет неудовольствие и дискомфорт, это то, чему я учусь сейчас. И эта школа — мое самое большое приобретение за последние годы.

Читайте также: